Юрий Владимирович Завельский

Некрологи

15 июня 1927 – 8 мая 2021
Основатель и директор гимназии 1543 /1975 - 2018/
Адрес почты для некрологов - www@1543.ru


СТРАНИЦА ЮРИЯ ВЛАДИМИРОВИЧА ЗАВЕЛЬСКОГО






ЛАРИСА ДАВЫДОВНА ГУТКИНА

Мы проводили в последний путь нашего любимого незабвенного директора Юрия Владимировича Завельского. 

Благодарим всех тех, кто был с нами в эти скорбные дни: родных, коллег, выпускников, учеников, родителей. Всех нас объединяет чувство глубокой скорби, ведь ушел из жизни великий человек, несущий в себе культуру и непреходящие ценности XX века. Нас всех объединяет также чувство глубокого уважения и большой любви к Юрию Владимировичу, который создал и 43 года возглавлял нашу гимназию. 

Юрий Владимирович прожил долгую, и я думаю счастливую жизнь. Несмотря на трудную военную юность, несмотря на сложные 50 – 70-ые годы, его жизнь можно назвать счастливой. Юрий Владимирович умел ценить каждую минуту жизни, всегда самозабвенно трудился, умел наслаждаться искусством, а главное, оставил незабываемую память о себе и свою воплощенную мечту – гимназию 1543. Счастье его еще и в том, что он оставил след в душе всех тех людей, с которыми ему довелось общаться. Ученики, учителя, выпускники всегда будут помнить о своем УЧИТЕЛЕ. 

Я работала с Юрием Владимировичем пятьдесят лет. Семь лет под его руководством в Ленинском районе столицы и сорок три года в школе 43 – гимназии 1543, где мы работали рука об руку, создавая коллектив, традиции и атмосферу школы. 

Мы ценим очень многие положительные черты Юрия Владимировича. Для меня главные – высочайший интеллект и эрудиция, великая самоотверженность в работе, глубокая преданность своему делу, мудрость и безграничная любовь к детям. Юрий Владимирович долгое время работал в управлении образованием, но им всегда владела идея создать школу своей мечты. И в 1975 году он оставил управленческую деятельность и взял школу-новостройку, которую создавал буквально от первого камня, от первых учителей, которых пригласил и принял на работу. 

Юрий Владимирович был одним из плеяды лучших директоров Москвы конца XX - начала XXI века. Владимир Абрамович Караковский, Семен Рувимович Богуславский, Леонид Исидорович Мильграм, Владимир Федорович Овчинников, Юрий Владимирович Завельский… Юрий Владимирович ушел последним. Их имена навсегда останутся в истории народного образования города Москвы. Их образы всегда будут служить символом преданности школе и примером великой разумной любви к детям. 

Юрий Владимирович всегда любил искусство, театр, музыку. На встрече в школе в эти скорбные дни был показан небольшой фильм с записью того, как Юрий Владимирович исполняет свой любимый романс «Гори, гори, моя звезда». Последние строки романса он исполнял с таким чувством, как будто они были пророческими

Умру ли я, ты над могилою
Гори, гори, моя звезда!

Пусть же звезда Юрия Владимировича горит вечно и будет символом нашей любви и памяти. А отсветы этой звезды пусть всегда будут в сердцах тех, кто его любит и помнит, и придает силы всегда сохранять волю, честь и достоинство, как завещал Юрий Владимирович.  


1



ПАВЕЛ ЮРЬЕВИЧ БОКОВ, директор школы 1543

От нас ушел Юрий Владимирович Завельский. Учитель множества поколений ребят, собиратель талантливых учителей, созидатель уникальной школы. Несомненный нравственный ориентир.

Мудрость Юрия Владимировича казалась бездонной. Это и мудрость терпения, и мудрость, накопленная годами жизни, и мудрость видеть в любом собеседнике Человека. Именно эта мудрость подлинного человеколюбия заставляла прорастать самые невсхожие семена детства и юношества, становилась притяжением бесспорных талантов, вела тернистым путём школьный коллектив, была уникальным наставлением родителям.

Одним из самых цитируемых Юрием Владимировичем был Януш Корчак. Этим сказано многое. Жить и трудиться ради детей до самого предела, до самого что ни на есть конца. И нет сомнений, что бОльшего подвига в человеческой жизни не вообразить, не представить.

Честь, воображение, воля – так Юрий Владимирович определял ключевые качества, которые нужно развивать в ребенке. Именно этой триаде целиком и полностью посвящена вся урочная, послеурочная, каникулярная жизнь 1543. Именно она каким-то удивительным образом цементирует школьный коллектив, многократно расширяя его за пределы школы. Феномен выпускников 1543 тому явное подтверждение.

Сегодня нельзя не вспомнить о том, что одним из самых главных праздников для Юрия Владимировича был День Победы. Это несомненно его праздник. Не только потому, что он совмещал учебу с работой на оборонном заводе в 40-е, осознавал не понаслышке тяготы послевоенных лет, но и потому, что безгранично любил Родину той любовью, которая присуща родительско-детским отношениям. Любовью к ее природе, искусству, литературе. Любовью, не требующей ответа. Именно эта его любовь открывалась каждому его ученику, будь то школьник или учитель.

Все мы скорбим о тяжелой утрате. Светлая Вам память, Юрий Владимирович!

 

/ 9 мая 2021 г. /


1



АЛЕКСАНДР ЮЛЬЕВИЧ ВОЛОХОВ, учитель физики

Я пришёл к нему тридцатилетним, ему было сорок восемь. Он был зам.зав. Гагаринского РОНО, я был м.н.с. НИИ ВК. С тех пор прошло 45 лет, из них 43 мы проработали плечо к плечу. 

После смерти родителей ещё раз осиротел..... 

1



АЛЕКСАНДР ВЯЧЕСЛАВОВИЧ ХАЧАТУРЯН, учитель математики

Вчера от нас ушёл Юрий Владимирович Завельский -- человек, создавший мир, в котором я живу уже больше тридцати лет. Этот мир меняется, и многие помнят школу Завельского такой, какой она была когда-то, какой уже нет и никогда не будет. Но созданное Мастером всё равно бессмертно. 

Коллеги, друзья, ученики сейчас много пишут о том, каким необыкновенным человеком, учителем и директором был Юрий Владимирович. И ещё много напишут и скажут. Мне будет трудно что-то добавить. 

Я только напомню, как Юрий Владимирович в последние директорские годы на педсоветах включал нам классическую музыку и рассказывал о композиторах и исполнителях. Кого-то эти "музыкальные моменты" тяготили, но он всё равно пытался говорить с нами о музыке и языком музыки. И я сейчас, как ребёнок из грустной шутки Чуковского про бабушку и швейную машинку, сам поставлю музыку, которую люблю, и которую он, безусловно, тоже любил, не мог не любить.

У Йозефа Гайдна есть замечательная симфония №45, её называют "Прощальной" из-за знаменитого финала, когда музыканты гасят свечи и один за другим уходят. Но я хочу поставить не конец, а начало. Потому что, как говорится в одном пронзительном рассказе Шолом-Алейхема, любое начало лучше конца. 

Он с самого начала знал, что ему суждено создать, какой путь пройти и что ждёт в конце. И главный голос звучит даже немного наперекор аккомпанементу и всему вокруг. Вы услышите.

Йозеф Гайдн, симфония № 45 фа-диез минор, часть 1 Allegro Assai. https://www.youtube.com/watch?v=ZqDzs5XyJmU&t=16s

Юрий Владимирович, я восхищаюсь Вами, бесконечно благодарен Вам и всегда буду Вас помнить. 

/ 9 мая 2021 г. /


1
1

Гимназия 1543 прощается со своим основателем /14 мая 2021 года/



ЕЛЕНА ДМИТРИЕВНА ВОЛЖИНА, учитель литературы

Невозможно смотреть на портрет под цветами: память отвергает увядающую статику, ведь ЮВ давно стал вечным пешеходом по знакомому пути в школу. 

Ролики с его романсами, шутками и напутствиями сейчас пересматривают тысячи тех, кто ощутил себя его Выпускником: его слова для каждого и о каждом. 

Зелёный цвет учительской и отделки нового корпуса - символ жизни - его любимый образ "древа жизни", что "вечно зеленеет".

В 80 он ещё танцевал, в 85 играл чеховского Фирса, в 90 пел - на самом деле он дурачился на праздниках всегда, в стиле МХАТовских капустников, как великий Качалов с актерской труппой. 

Да, мы были его актерами, музыкантами, поэтами и шутами, как и полагается королевскому двору эпохи Просвещения и Либерализма. Но Просвещение и Либерализм "прекратились вовсе" усилиями угрюм-бурчеевых, а прекратила ли "история течение свое"? Нет, Юрий Владимирович, мы Ваши, и высоту эту не сдадим. 

Вы уже дошли до земного экватора - помните? - успели вернуться и, не прощаясь, ушли за 3 дня. 

Я догадываюсь, куда... Идите спокойно, не спешите. До Млечного пути у Вас теперь целая вечность. 

Ваша ЕД


КАК ДОЙТИ ДО ЭКВАТОРА? /ролик/




ИРИНА ЮРЬЕВНА АНДРЕЕВА, дочь Юрия Владимировича, учитель литературы

Мой папа смог воспитать меня так, что мы практически все стороны жизни воспринимали одинаково, смотрели на всё с одной и той же позиции. Это ведь бывает очень редко, чтобы взгляды детей и родителей совпадали! Сколько таких людей, которые говорят: «Мне некогда заниматься воспитанием: я же работаю!» А он находил для этого время и силы. И для меня, и для внука, Серёжи, которого безумно любил, как и правнучку, Алису, которая вызывала у него бесконечное умиление. Он, такой серьёзный человек, директор школы, вообще с огромным удовольствием общался с совсем маленькими детьми.

В бумажнике Юрия Владимировича уже после его ухода я нашла маленький листочек для заметок. На нём написаны строки А. Фета:


Не жизни жаль с томительным дыханьем.
Что жизнь и смерть? А жаль того огня,
Что просиял над целым мирозданьем
И в ночь идёт, и плачет, уходя…

Там была написана только первая строка: он это стихотворение, как и многие другие, знал наизусть. А дальше следовал комментарий: «Надо жить так, чтобы постоянно ощущать этот огонь, его дыхание, его свет и тепло. Этот огонь – в нас». Я не знаю, когда именно он записал эту мысль, но очевидно, что в последние годы. Человек, которому было почти 90 или за 90, размышлял о том, как надо жить! В нём постоянно шла работа души и горел тот самый огонь. Он и сейчас горит, будет гореть всегда…

Далее на этом же листочке написано: «Беда в том, что у жизни нет черновиков. Ничего нельзя переписать». Я прочитала это и подумала: а ему и не надо было ничего переписывать – он прожил жизнь сразу начисто и - прекрасно!

Ещё одна сторона его отношения к жизни очень важна. Он очень любил Россию! Ему совсем не просто было жить в нашей стране. Но для него Россия была не страной политиков того или иного направления, а страной великой культуры, которой он очень гордился, которую познавал до последнего дня жизни. Если вы хотите почтить память Юрия Владимировича, перечитайте «Анну Каренину», романы Тургенева, стихи Пастернака, пройдите по улицам старой Москвы. Он очень любил Москву и как-то сказал, что от Москвы он взял всё. И он имел в виду не то, о чём сейчас так много говорят, - что в Москве можно сделать карьеру. Он никогда не стремился к этому и сделал блестящую карьеру!

Он очень любил Россию, русскую культуру, Москву. Он очень хотел, чтобы людей, которые всё это любят, было больше. Если вы будете всё это любить, если вы передадите эту любовь своим детям, этим вы почтите его память.

Я вижу его лицо, серьёзное и с улыбкой, я вижу его жесты, такие неповторимые, я слышу его голос. Я задаю ему вопросы, и он на них отвечает. Так будет всегда. 


1


ТАТЬЯНА ДОВГАЛЮК, VI

На церемонии Прощания с Юрием Владимировичем стало понятно, что он никуда не ушёл, он здесь, с нами, в нас и так будет всегда.

Я знакома с Юрием Владимировичем 43 года, он менялся, эволюционировал, брал новые и новые вершины. Я старалась не выпадать из его орбиты.

О том, что он сотворил, ещё будут ходить легенды, будут написаны книги. ЮВ-явление вселенского масштаба и его звезда вечной любви горела, горит и будет гореть.


1


ОЛЬГА БОГДАНОВА, ХII

Сегодня умер наш директор, легендарный во всех смыслах человек: и для системы образования (много-много лет сперва наша школа, потом гимназия, были в числе лучших по Москве и стране); и для всех поколений детей, которые в этой школе учились, он тоже - всегда - был немножко легендой.

Когда еще популярно было кино про Фантомаса, ввиду очевидного сходства Юрия Владимировича Завельского с французским актером Луи де Фюнесом директор наш обрел кличку "комиссар Жюв", которая, естественно, скоро потеряла корни и обрела новую постоянную форму: Жуф. 

Мы все знали, что он пережил блокаду, обожал музыку, литературу и театр; его речи на школьных праздниках, долгие, стройные, эмоциональные, всегда были чуть выше понимания "ребят", как он нас называл: не по фактическому содержанию, а по скрытому смыслу и настроению; казалось, что с нами из исторических глубин беседует патриарх, сама недоступная пока вековая мудрость говорила о важном (и, конечно, мы вертелись, смеялись, передавали записки и смотрели на часы в ожидании, когда можно будет пойти заниматься настоящими делами). 

Чтобы понять, что он говорит с нами о важном в жизни, должна была большая часть этой жизни пройти; так мы несколько лет назад ходили поздравлять его с 90-летием, он вообще не менялся, кажется, все это время, и мы для него все также были "ребята". Подарили обклеенный нашими школьными фотографиями глобус: он учил географии; да и разбросало всех, во всех смыслах, очень символично получилось.

Мы никогда его не боялись, он был очень добрый человек. Для нас, для детей. Наверное, был гибкий и умелый руководитель, раз столько лет держал свой сложный, умный, одаренный и разный коллектив; раз ломились способные дети и амбициозные родители; раз терпело начальство.

Он был очень красочный и яркий; таких легко показывать на школьных праздниках, оригинальная манера речи, узнаваемые слова, радостно хохочут школьники и коллеги; но повторить его невозможно. 

На том последнем празднике, где мы были, он, полуприкрыв уставшие черепашьи глаза, он снова разговаривал с нами, о вечном, долго, но теперь мы не очень торопились и слушали внимательно, и перепощивали это видео (посмотрите, какой прекрасный наш директор, дошло, наконец, на старости лет, что, как ни отрицай чужого влияния, как ни приписывай себе собственных заслуг, есть вещи, слова и люди, который делают тебя - тобой, проникают в кровь и в мозг, даже если тебе кажется, что ты пока впустую тратишь время, и жизнь твоя в детских пустяках за дверью актового зала).

Наверняка сейчас школа будет собирать истории и воспоминания, мы и сами часто говорим "а помнишь, как Жуф", - но пока только благодарность и светлая, светлая память вам, дорогой и единственный Юрий Владимирович.

То, что вас нет, непредставимо: казалось, вы будете всегда. Кому мы теперь "ребята". Кажется, мы все-таки постепенно взрослеем.

Очень большая потеря. Спасибо, что вы были у нас. 

Будем помнить


1


ТАМАРА ФЕЙГИНА, ХLIII

Умер Юрий Владимирович Завельский. Действительно казавшийся вечным — не только потому, что в 17 лет чужие 90 кажутся полнейшей абстракцией, не потому даже, что для нашего маленького мира — гимназии 1543 — он был демиургом, стоящим в некотором смысле вне времени.

Просто когда человек никуда не спешит, кажется, что у него в запасе вечность. А Юрий Владимирович никогда не спешил. Директор большой школы, которому вечную занятость и изображать не надо, он ни разу на моей памяти не скомкал ни одной речи или частного разговора, ни одного награждения (произносить с мягким [ж’], по-старомосковски), ни одного слова не сказал «вполоборота», на ходу. В этом было и бесконечное уважение к собеседнику, независимо от возраста и положения, и удивительное чувство собственного достоинства. Молодость вечно куда-то торопится: пока Юрий Владимирович неспешно, по замечательному солженицынскому выражению, «с упрямством яснорассудочной старости» вёл свою мысль в нужном направлении, мы ёрзали, переглядывались и вздыхали. Но Завельский на нас не обижался: он был из тех идеалистов, которых никакие «тьмы низких истин» не могут разубедить в конечном торжестве их идеалов, и не просто верил, а знал непреложно, что сквозь нетерпение, подростковый скептицизм и показное равнодушие мы запомним и по мере сил воплотим в жизнь его слова — простые и тихие, как звук камертона, слова о внутренней свободе, чести и любви.

Мы были его последним выпуском, XLIII. Не такой уж и маленький получается оркестрик.

Вечная память Дирижёру.


1


От В-класса XVIII параллели

Безумно жаль, что уходят такие, как Юрий Владимирович... Он был директором не просто справедливым и неподкупным, добрым и к учителям, и к ученикам - этого мало. У него был величайший талант, не запрещая, внушать глубокое уважение к духу школы. При нем в школе различные поколения его учеников чувствовали себя все время «под присмотром»: даже как-то неловко было сделать что-то нехорошее. И даже когда он ушел на пенсию, все равно жизнь текла с оглядкой на то, как оценил бы тот или иной поступок Юрий Владимирович. А сейчас накрыло ощущение пустоты: пропало чувства защищённости… И совсем немного, буквально недели не хватило до Последнего звонка 2021 года, когда новые одиннадцатиклассники опять должны были увидеть Юрия Владимировича. Пусть для нашей параллели одиннадцатый класс остался далеко позади, но известие о кончине Юрия Владимировича вырвало кусок сердца, как если бы детство и школа были только вчера.

Мы помним его не только как директора, но и как учителя экономической географии: месторождения, коксовые газы, нефтепроводы, Уренгой, Караганда и так далее... Сам Юрий Владимирович говорил, что выпускники лучше всего помнят его зачёты со стрелками и конвертами. И точно, стрелки и конверты крепко врезались в память. Он снижал оценку за каждую неверно положенную стрелку, поэтому иногда мы прятали стрелки под карту, чтобы получить четвёрку вместо тройки. Учиться было сложно, но весело... Отдельного воспоминания заслуживают зачеты, когда, например, зимним вечером, часу в седьмом, мы еще сидим и готовим ответы, а Юрий Владимирович вдруг открывает свой запас гуманитарной помощи [В начале 1990-ых в школах ученикам и учителям бесплатно раздавали наборы продуктов, сейчас это даже звучит странно, но было ведь!] и делится с нами своим хлебом, давая каждому по маленькому и очень вкусному кусочку, а нас было много, так что даже не знаем, остался ли хоть маленький кусочек ему самому… А если спустя много лет напомнить Юрию Владимировичу о том, что в школе по географии было «5», то он мог хитро прищуриться, посмотреть на тебя и сказать: "Но ведь география не была твоим любимым предметом, признайся?"

В Юрии Владимировиче особым уникальным образом сочетались юмор и строгость, доброта и прозорливость, и конечно же талант оставаться верным себе на протяжении десятилетий вне зависимости от государственного строя, изменчивых экономических отношений, потому что это был выдающийся человек, а созданная им школа – поистине прекрасна! Так жаль, что о многом из того, что он понимал и предвидел, так и не удалось его расспросить... 

Некоторые из нас теперь сами стали преподавателями и тоже ведут уроки, либо читают лекции. И, следуя нашим учителям, нам кажется важным говорить с учениками не только об учебном предмете, а в самом конце какой-нибудь заключительной лекции процитировать Юрия Владимировича: пусть даже исходно это – слова Эйнштейна, но для нас озвученные незабываемым голосом именно Юрия Владимировича: "Образование – это то, что остается, когда все выученное забыто"!

Мы все очень разные. Кроме того, жизнь разнесла нас не только по разным странам, но и континентам (видимо, чтобы глубже проникнуться экономической географией), но где бы мы ни были, чем бы не занимались, и сколько бы нам ни было лет, мы просто очень любим нашу школу! И, конечно, в этом заслуга Юрия Владимировича: каких учителей он собрал, какую создал культуру, какой тон звучит в школе. И теперь, когда у нас уже свои дети, мы подсознательно ищем для них школы, которые напоминали бы нашу, 43-ю, и так хочется, чтобы спустя 25+ лет можно было войти туда и почувствовать себя дома, как если бы по коридору вот-вот пройдёт наш Юрий Владимирович…

Вечная память!

Юлия Даревская, Анна Ершова, Дмитрий Звонкин, Анна Феликсон, Анна Фонина


1


ЛЮБОВЬ ВАССЕРМАН и НАТАЛЬЯ АНИСИМОВА, VII

Ушел из жизни легендарный директор нашей замечательной школы №43 Юрий Владимирович Завельский. Он был символом нашей школы, казалось, что он будет всегда…

Воспоминания о школьных годах ассоциируются с его образом, который, как казалось, за все эти годы почти не менялся… Всегда было радостно встречать его в районе или школе, когда приходили туда голосовать, и видя его казалось, что все хорошо и все течет своим чередом...Он интересно и занимательно преподавал как географию, так и астрономию, старался привить интерес и любовь к своим предметам и очень радовался за успехи своих учеников….

Юрий Владимирович был фундаментом нашей школы, в нем удивительным образом сочетались юмор и строгость, доброжелательность и требовательность, энциклопедические знания и высокая интеллигентность, благодаря чему ему удалось создать уникальную и известную на всю Москву гимназию №1543.

Одной из нас довелось с ним общаться не только как с Учителем, но как с Коллегой. Он был замечательным наставником, с которого всегда старалась брать пример.

Огромное спасибо Вам, Юрий Владимирович! 

Вечна Вам память!

Выпускницы 10Б 1982 г. выпуска Любовь Вассерман, Наталия Анисимова


ОКСАНА НАЛИВАЙКО, XXXIII

Не стало Юрия Владимировича Завельского - моего школьного директора. У меня одна школа - это гимназия на Юго-Западе №1543. 

Юрий Владимирович был директором 43 года. Он, сам того не подозревая, был любимцем всей моей семьи. Не поверите, так бывает - мне пришлось обзвонить сегодня всех родственников (13 лет как школу закончила!). В мой учебно-творческий процесс (а потом и моего брата) с 5ого по 11ый класс были вовлечены абсолютно все члены моей большой семьи. И так было у всех, кто учился в 1543, для нас - это норма.

Юрий Владимирович, в 2012 году на неофициальной части Вашего 85-летия у меня была возможность поднять тост, а я как-то глупо засмущалась... Я хотела тогда сказать Вам спасибо за то, что научили меня учиться. Не могу остановиться до сих пор. Обещаю Вам учиться всю жизнь.


1


АЛЕКСАНДРА КАРЕЕВА, XXX

Умер Юрий Владимирович Завельский, директор гимназии 1543, где по невероятно счастливому стечению обстоятельств я училась в 10 и 11 классе. Мне кажется, его любили все, кто встречался с ним хоть единожды. Его речи на всех школьных мероприятиях были самыми вдохновляющими, самыми добрыми, самыми умными и всегда приправлены юмором. Нашей параллели повезло особенно. В выпускном спектакле "Вишневый сад" мы уговорили его играть с нами. Фирса, разумеется. 

Помню ещё, как дружно мы уговаривали его в конце спектакля не ложиться на диване на спину, а лечь всё-таки на бок – очень уж страшная метафора получалась. Но тут уговоры не подействовали: он сделал вид, что согласился, а на спектакле - когда, как известно, режиссер уже все сделал, и настаёт очередь актёра, он сделал по-своему. Он лежал на спине, а на проекции на занавесе бегали мы – молодые, беззаботные, глупые и очень счастливые. Мы рыдали, зал рыдал. Но, к счастью, беду это не навлекло. Это было больше 15 лет назад, всё-таки. 

Юрий Владимирович был человеком, про которого я в самом деле могу сказать, что "I am who I am because of him". Спасибо за всё.


АНТОН СЕМЕЙКО, XXVIII

Юрий Владимирович… Мир опустел. Отозвались сердца людей от Австралии до Западной Калифорнии. - Алло! Ты слышал? - Ой! Я только прочитал… Ну и ну… - А помнишь…? - Еще как! А как мы в восьмом классе… И при этом… И Юрий Владимирович неожиданно сказал… И нам было хорошо-хорошо… И мы были молодые-молодые…

Мир без Юрий Владимировича Завельского. Дух гимназии в старые и новые годы. Всегда в пиджаке. В очках. Чуть-чуть грустный глубокий внимательный взгляд. Тихая, можно сказать вкрадчивая речь. Иногда улыбки. Иногда просто пройти по гимназии на перемене под старый звук звонка с согнутой сжатой в кулак рукой.

Руководящие указания на практике в школе после девятого класса. Куда что носить и куда переставлять парты. Начало складываться какое-то личное впечатление. Первые места в зрительском зале на школьных постановках. Иногда уходил чуть раньше. Не досматривал. Я тогда думал: «Почему?»

Разговоры с отличниками и потенциальными медалистами на переменах в старших классах. Мы смотрели тогда с рвением. «Вот бы со мной поговорил! Как интересно! Я бы даже попробовал подобрать слова». 

Бутылка шампанского, разбитая при закладке гимназии у котлована — на счастье. Сколько счастья было! Старшие классы. Надо ли читающему эти строки что-то объяснять?

Фильм «Юркина квартира». Роль 87-летнего Фирса в «Вишневом саде». Фирс в конце четвертого действия ложится на скамью и говорит: «Уехали. Я полежу». И засыпает.

Школьные и учительские капустники. Педсоветы. Школьные праздники и важные даты. «Всё это было, было, было…» - писал Александр Блок. Было. Светлый уголок в сердце. «Память — это место, откуда нас не могут изгнать».

На день рождения Юрия Владимировича много лет назад, как и всегда, писали капустник. В сценарии были строки: «Прощай король, прощай! Ты был, ты был самим собой!»- «Ну как же!» - говорили учителя - «был» - «Так о живых стоящих во главе не говорят!». Теперь только так и можно сказать. Светлая память Юрию Владимировичу.


АЛЕСЯ ВАСИЛЬЕВА, XXVIII

Директор, казалось, был вечный. Старый, мудрый, благородный, основавший школу задолго до моего рождения и оставшийся директором надолго после моего выпуска. Горечь утраты смешивается со светлым чувством, что вечные не уходят, а остаются. Юрий Владимирович был и есть очень важный человек в жизни тысяч ребят. Мы его, разумеется, не так хорошо знали, редко имели возможность поговорить лично – и тем не менее, он был одним из самых наших важных наставников. 

Слова, которые он произносил на праздниках, с неподражаемым прононсом и интонацией старого интеллигента, слышались мне как что-то аристократическое, западали в душу, распрямляли спину, заставляли одномоментно подтянуться, расставить приоритеты. Эти слова меня сопровождали, подпитывали и воспитывали в течение опорных 10 лет моей жизни. Директор внушал благоговение, даже немного страх (оказаться в его кабинете было действенной угрозой) – но какова гордость получить из его рук награду за победу в цикле интеллектуального марафона, или аттестат об окончании школы, или напутственные слова на прощание, когда, уже выпускницей, приезжая в Москву я обязательно приходила в школу и заходила к нему выразить свое почтение.

Помимо масштаба личности, Юрий Владимирович обладал качествами первоклассного руководителя. Он задумал свое предприятие, своими руками его выстроил и наполнил духом, идущим вразрез с советским, а потом и постсоветским, конформизмом. Набрал блестящую команду неординарных учителей, сформировавших меня не менее, чем моя семья. Был в курсе всех дел, не пропускал ни один праздник, был включен в повседневную жизнь школы. Приходил, как мне кажется, раньше всех: помню, как он как истинный хозяин дома прохаживался в холле и приветствовал стайки прибывающих ребят. При этом знал всех по имени – знаю точно, потому что даже меня, уехавшую на учебу (и, в последствии, жизнь) в Берлин, больше десятилетия после выпуска встречал в коридоре гимназии словами «Ну как там в Германии, Алеся?». Это Директор с большой буквы. 

Мне повезло учиться в 1990е и ранние 2000е годы, когда дух школы совпадал с духом времени. Ведь в какой еще школе на уроках английского читаешь «Гарри Поттера», а в 6 классе «проходишь» по литературе «Властелина колец» и ребят записывают в журнал под именами любимых эльфов и гномов? Пишешь сонеты, погружаешься на дно девятого круга Данте, разыгрываешь по ролям исторические битвы или переживаешь Большой Взрыв, разворачивающийся перед твоими глазами на школьной доске? Ставишь капустники, в которых наряду с ребятами играют собственные учителя и даже директор, и хлопаешь пока не рухнет потолок, ходишь в походы и поешь под гитару у костра, танцуешь на балу «Золотой век», на котором работает самая настоящая почта, и замираешь, когда Маргарита буквально летит на занавесе через весь актовый зал под прожигающим взглядом Воланда? 

Все это – моя любимая школа, которая живет Вами и в которой продолжаете жить Вы, Юрий Владимирович!


1


АЛЕКСЕЙ КАЩЕЕВ, XXVIII

В Москве на 94-м году жизни скончался один из величайших российских педагогов современности Юрий Владимирович Завельский - основатель гимназии 1543, возглавлявший ее на протяжении 43 (!) лет, народный учитель России, лауреат множества педагогических премий, мыслитель, интеллигент и театрал.

Нет нужды объяснять выпусникам 1543, какое значение сыграл "Жюв" для нескольких поколений нас, одношкольников. (Жюв - потому что значительную часть жизни он имел поразительное сходство с этим героем Луи де Фюнеса из фильма "Фантомас"). Благодаря его учительскому и административному гению, человечности, влюбленности в свое дело и вере в будущее, школа воспитала самых разных людей, среди них выдающихся актеров, математиков, филологов, программистов, биологов, физиков, предпринимателей, учителей, врачей и представителей многих других специальностей. Многие из учившихся в 1543 достигли фантастических успехов. Но еще важнее то, что все выпускники 1543, населяющие разные города, страны и континенты, представляют собой уникальное сообщество людей, не теряющее духа школы. Это редкое и даже редчайшее явление - несомненная личная заслуга Юрия Завельского и того педагогического коллектива, который он создал.

Думаю, именем Завельского назовут гимназию, возможно, какую-нибудь улицу; возможно, когда-нибудь он будет удостоен памятника. Однако лучшим памятником ему стали те десятки тысяч людей, которых воспитала его гимназия, и то коммьюнити, которым они стали благодаря его таланту. Моя мама, давно покойная, окончила 1543, я сам проучился там 9 лет и до сих пор близко дружен с моими одноклассниками и одношкольниками; мой сын, которому сейчас три года, пойдет, надеюсь, учиться в 1543. Пусть та совершенно неформальная любовь, которая всегда была к Завельскому у наших выпускников, утешит сегодня его близких.


ЛАРА ТРОЯНОВСКАЯ, продюсер и журналист

Сегодня пришла к Шеле, говорю: "Умер Юрий Владимирович Завельский" - и дочь моя долго не могла вникнуть, что же произошло. Наверное, потому что смерть совершенно не ассоциируется с ним, казалось, что вот он-то уж точно вечный – потому что был всегда и будет всегда. 

Он построил школу с нуля, сделал её легендарной, практически сразу и ухитрился эту легендарность и традиции школьные выстроить и продержать с советского времени и по настоящий момент. Удивительный, трепетный, многознающий и многопомнящий. Вырастивший несколько поколений блестящих профессионалов и талантливых порядочных людей. 

Мне повезло, я пару раз брала у него интервью, достаточно случайно. Один раз, когда мы снимали сюжет для программы с Максимом Галкиным, второй – когда я приводила к нему Дару Гольдшмидт и директора школы Эц Хаим Юлю, и он поделился опытом, как собрать такой потрясающий учительский состав под одной крышей. Эти встречи, эти рассказы я не забуду никогда. 

Он - влюбленный в детей Януш Корчак нашего времени.

Спасибо Вам, Юрий Владимирович, за любовь к нашим детям. Пусть земля Вам будет пухом. А уж вечная память в учениках вам гарантирована.


МАКСИМ ГАЛКИН, XVIII

Ушёл директор моей родной школы. Выдающийся педагог Юрий Владимирович Завельский. Это был человек невероятных знаний, беспрецедентной преданности своему делу. Я не встречал больше людей, настолько любящих свою профессию. Он руководил 43-ей школой со дня её постройки, с 1975 года. Когда я в 5-ом классе пришёл туда, я попал в атмосферу любви, творчества, товарищества и знаний. Он был очень харизматичным человеком и стал первым объектом моих пародий. Моя пародия на него стала такой популярной в школе, что на выпускном Юрий Владимирович со свойственной ему иронией спросил меня, что же я буду теперь делать без него. 

Школа 43, впоследствии ставшая гимназией 1543, не представляла себя без любимого директора. Юрий Владимирович проработал на посту директора до 2018 года – ровно 43 года и ушёл с должности в 91 год с абсолютно светлой головой, сделав для школы очень многое в том числе и в последние десять лет своей работы.

В июне ему должно было исполниться 94. На этом фото я с Юрием Владимировичем в школе - заезжал поздравить его в 2017-ом с 90-летием.

Вечная память Учителю!

1


СЕРГЕЙ РАЙСКИЙ

Умер Юрий Владимирович Завельский.

Есть очень много людей, которые гораздо больше, чем я, имеют право что-то говорить сейчас, но я всё-таки скажу.

С Юрием Владимировичем я встречался и беседовал всего три раза. Из них заслуживает комментария одна встреча, когда мы говорили, в частности, о том, что я не смог бы работать в 1543. Ну, я так сказал, а Юрий Владимирович поинтересовался, почему я так считаю. Это была короткая беседа, во время которой меня не отпускало отчётливое осознание: это уровень, до которого я не дотягиваю настолько, что не стоит и пытаться. Поймите правильно: я не считаю, что все учителя 1543 дотягивают, что это анклав небожителей внутри нашего, хм, земного мира. Отнюдь. У меня дочь закончила 1543, так что я в курсе. Я только об этом удивительном и трудно передаваемом ощущении: ты беседуешь с человеком, который тебя возвышает, если угодно, даже воспитывает вот прямо сейчас. Например, вот эта его манера как будто не слышать слово, которое он слышать не хочет, потому что, по его мнению, ты не должен был его произносить. Это потрясающе.

И ещё я слушал его речь на последнем звонке и на выпускном в 2013 году. Единственный известный мне директор, который умел сказать не пошло о простых вещах.

Светлая память.


ЕЛИЗАВЕТА ТИХОНОВА

Как Юрий Владимирович Завельский вошёл в жизнь нашей семьи.

Когда Андрей, наш старший сын, дорос класса до шестого, я стала подумывать о более подходящей для него школе. Мы с мужем сидели за одной партой во Второй школе и, конечно, подумывали о ней и для Андрея. Я набрала номер нашего с ним классного руководителя, однако он ответил: «Ну уж если куда и идти, то в 1543» - «Вот с этого места, пожалуйста, поподробнее!» Я тогда немало слышала о 1543, но совсем не ожидала воды на эту мельница с этой стороны. 

«Знаешь, мне тут как-то показали запись одного педсовета. Юрий Владимирович сказал, что они с Ларисой Давыдовной провели опрос среди учителей и выяснили, что четверым из них недостаточно комфортно работать, и он хочет об этом поговорить. «Но перед этим давайте послушаем 23-й концерт Моцарта в исполнении Марии Юдиной. Знаете, я решил стать педагогом в 16 лет после того, как услышал его в 1943 году. Я был так потрясен, что выйдя с концерта, всю ночь ходил по Москве и думал о смысле жизни». И т.д. После этого весь коллектив школы слушал Моцарта, а потом...» 

Я тогда почувствовала: «Я хочу, чтобы мои дети учились в школе, где решения принимают после того, как послушали Моцарта!» 

Я почти уверена, что в нарисованной мною сейчас картинке детали не вполне точны, что это скорее некий миф. Но от этого он не становится мне менее милым! Я и сейчас мечтаю, чтобы все мы, все люди принимали решения после Моцарта, или Гайдна, или Баха...


1


АННА КРЮЧКОВА

Бывают люди настолько Большие, что захватывает дух. И эта величина такая естественная, как даль океана...

Я знаю, что пришла пора проводить, и именно так и выглядит жизнь. И ком в горле, и слёзы текут, и даже сейчас кажется, что Вы где-то за спиной стоите Большой и спокойный, улыбаетесь и знаете, что все идёт так, как должно.

Я слышала столько слов, сказанных Вами. И каждый раз они были про любовь. Про то, что нет ничего важнее любви. И это были не просто слова - Вы умели любить так, что это было видно всем. Любить слабого, любить дерзкого, любить людей больших и маленьких, любить тех, кто сам ещё не научился... Когда наши дети, Ваши ученики, вырастут, когда мы вырастем, в нас всех останется Ваша большая любовь, и мы передадим ее дальше. И значит смерти нет... и Вы всегда будете стоять где-то за спиной с Вашей удивительной улыбкой и любовью в глазах.

Анна Крючкова, мама пятерых учеников школы Юрия Владимировича.


1


БОРИС КУПАЕВ, XL

Сегодня ночью умер Юрий Владимирович Завельский. Я его практически не знал, и потому для меня он прежде всего тот, кто произнес следующие слова: "Каждому человеку нужно выработать в себе три качества, всего три: честь, воображение и волю".

Сколько раз я пытался что-то изменить, что-то добавить — нет, невозможно. Это так мудро, так точно, и так, увы, недостижимо, что если бы золотой шар в "Пикнике на обочине" что-то и сказал, то это были бы вот эти самые слова Юрия Владимировича Завельского.


АНАСТАСИЯ ИСАКОВА, XXXVIII

Юрий Владимирович был для меня светлейшим и мудрейшим учителем и директором. Пусть я мало была с ним знакома, пусть я мало о нем знала, пусть лично беседовала всего несколько раз в школьные годы, но сегодня, узнав эту печальную новость, у меня защемило где-то в душе и стало очень грустно. Этот человек олицетворял для меня целую эпоху моей любимой гимназии, я не представляла ее без его участия. И сейчас, после его ухода, надеюсь, что ныне школа 1543 не утратит свой облик, знакомый множеству выпускников.

Я так рада, что успела учиться у него. Я так благодарна ему за своё детство и юность, за свой второй Дом, за любимую школу и прекрасных учителей, за верных друзей. И ещё за многое, чего не было бы без него и его потрясающей гимназии. Надеюсь, я буду так же любить свою работу.

Спасибо за все.

Светлая память, Юрий Владимирович. 


ТАТЬЯНА МИНЕЕВА, XXXV

Честно сказать - в школу я ходить не любила (можно много объяснять почему - там будут такие модные сейчас слова как "буллинг", выгоревшие учителя и все сопутствующие явления). Не любила до 8-го класса, пока не поступила в гимназию 1543.

Тогда, в 2006 году, я попала в мир 1543 и все поменялось. До 1543 у меня было только 2 любимых предмета: биология и физкультура. Гимназия показала мне, что, каждый предмет интересен, и то, насколько восприятие предмета зависит от личности учителя. На моей памяти в гимназии все учителя любили свой предмет и дело, которым занимались, и все они умели объяснять сложное простыми словами, а это, как мне кажется, самые главные качества учителя, без которых невозможен настоящий учительский талант.

В моем биоклассе не было какого-либо кучкования по группам - мы все дружили и поддерживали друг друга, все вместе ездили на полевые практики и проводили внеклассные мероприятия.

Это был школьный мир, совершенно не прохожий на то, что я видела до этого, временами я удивлялась, как вообще такое возможно. Я понимала, что вся эта прекрасная дружелюбная атмосфера и все, что есть вокруг, очень сильно зависит от личности директора точно так же, как любовь или не любовь к предмету у ученика может зависеть от личности учителя. Именно директор собрал здесь всех этих талантливых учителей. Именно директор поддерживает проведение всех школьных мероприятий и делает ещё много того, о чем я не знаю. Мне очень повезло учиться в школе, которой руководил такой человек, как Ю. В. Завельский. 

Вы до конца были верны своему делу. Спасибо Вам, Юрий Владимирович. 


МИХАИЛ НЕРСЕСОВ, XXXIV

Уважаемый Юрий Владимирович…,
Именно так по имени и отчеству вы навсегда останетесь в моей памяти. Для всех выпускников день, когда вы ушли, очень и очень грустный. Но осмелюсь чувствовать по отношению к вам не горе, а легкую грусть, когда уходит кто-то, кто многое сделал. Для меня вы сделали неописуемо много - созданная вами обитель образования воспитала меня таким, какой я есть. Помню, как здорово было выходить на сцену актового зала, зная как вам нравятся наши танцы, вы умели вселять в людей то чувство, которое позволяет творить.

И я смею верить, что вы выполнили то, что было вам предначертано и спокойно покидаете этот мир. Вы передали нам те идеи и мысли, которые вы считали важными для того, чтобы человек честно (и перед собой, и перед другими) прожил жизнь. Спасибо вам!


АЛЕКСАНДР ПИЛЬКИН, VI

Жалко. Понимаю, что жизнь не может быть вечной, но все равно жалко. Смотрю на фото и вспоминаю.

Я учился в трех школах, №43 была последней. И только в ней был директор, который действительно жил школой — это было его дело и его жизнь.

Юрий Владимирович смог преподать всем нам не только урок профессионализма, но и урок человечности. Глядя на него все мы проникались уважением к Учителю, и в то же время видели в нем старшего Друга, который всегда рядом и готов помочь. Его школа была уникальной.

Спасибо, Юрий Владимирович. 


1


МАКСИМ БУНЯКИН, XXII

Не стало Юрия Владимировича Завельского, основателя и директора Гимназии 1543, Учителя, Наставника.

Мне посчастливилось в 90-х учиться в его Гимназии, а точнее - жить в нашем общем Доме. Об этих годах навсегда останутся самые яркие, теплые и наполненные смыслом воспоминания. Всегда хочется вернуться в этот Дом, забежать на минутку и задержаться подольше. 

Каждая встреча с Юрием Владимировичем – это внеклассный урок мудрости.

Помню выпускное лето 1997 года: аттестат получен, официальное прощание со школой позади. Остался последний, самый сложный, вступительный экзамен. Выхожу из дома заранее, волнуюсь. Внезапно что-то необъяснимое, но сильное заставило повернуть, пойти любимой дорогой вдоль парка в сторону Гимназии. Словно перед решающим этапом нужно было еще раз зарядиться знаниями, энергией и уверенностью. И вот, уже пройдя через арку бесконечного дома около остановки «АТС», вижу впереди Юрия Владимировича, идущего традиционным маршрутом в школу. Набираюсь смелости, подхожу:

- Доброе утро, Юрий Владимирович!

- Здравствуй, Максим! Куда ты идешь?

- Сдавать последний вступительный экзамен, переживаю…

- Все будет хорошо, Максим! У тебя все получится! – говорит Юрий Владимирович, говорит так спокойно и уверенно, словно он все точно знает наперед, словно все это уже прошло, и он рассказывает об этом, как о свершившемся. Экзамен я сдал успешно. Ведь Юрий Владимирович все знал наперед.

Последний раз мне со школьными друзьями посчастливилось подробно поговорить с Юрием Владимировичем на 20-летии нашего выпуска. Особенно запомнились эти слова из его обращения к нам: «Ведь главное в жизни не кем быть, а каким быть! Насколько в каждом из вас сохранилась или выработалась отзывчивость, доброта, способность прийти другому человеку на помощь… Недавно вышла книга нашего замечательного искусствоведа Паолы Волковой «Мост через бездну». Там есть такая мысль… она меня задела и не оставляет в покое: «Быть человеком очень трудно. Быть человеком – это подвиг! Жить жизнью осознанной, целеустремленной, с болью человеческой – это очень трудно. Это подвиг. Это крестный путь.»

Я часто разговариваю с Юрием Владимировичем, когда читаю его книги «О школьном учителе: мысли вразброс». Считаю, что эти книги нужно прочитать и перечитывать каждому.

Светлая память настоящему учителю и великому человеку…. 


1
1

Книга Ю.В.Завельского "МЫСЛИ ВРАЗБРОС" Том Первый Том Второй


СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВ, XXI

Не стало Юрия Владимировича. 

Как и очень многие, я знал его гораздо хуже, чем хотел бы – в нашем классе директор не преподавал, поэтому я видел его почти только на общешкольных мероприятиях. Мой вялый темперамент также ни разу не позволил мне быть вызванным к нему в кабинет. Не исключаю, что и вовсе говорил с ним всего три раза – перед приёмом в восьмой класс (ничего не помню), при вручении мне аттестата – и на сорокалетии школы, когда он, узнав, что я китаист, с непередаваемой (вернее, очень хорошо передаваемой некогда всеми нами) интонацией обронил: «Ну, вот про Китай я не знаю совсем ничего!». 

Конечно, мы считали его очень пожилым. Да что мы – даже наши родители считали Юрия Владимировича (которому тогда не было и семидесяти) глубоким стариком, и часто обсуждали, как немного шансов, что он успеет довести нас до выпускного. Мы закончили школу в 1996 году.

Уйдя из школы, от Юрия Владимировича мы почти не отдалились – как и раньше, мы видели его не часто, но регулярно – на днях гимназии и прочих торжествах, в учительских капустниках. И если даже мы сами порой пропускали их – то были уверены, что «как и всегда, король там был, галантен неизменно». 

Он казался даже не вечным – он казался извечным, «aere perennius». Да, он менялся – его перестали называть Жувом, шутили почтительнее. Но это могло быть вызвано и тем, что старели мы. Он же просто становился всё больше и больше похожим сам на себя, экономя на лишних чертах.

И вот его нет. Вместить этого никак не возможно. 

Считается, что Конфуций очень внимательно относился к словам – они должны были полностью соответствовать вещам, которые обозначают. В частности, у него была целая иерархия терминов, касающихся смерти. Когда умирал монарх, следовало называть это бэн 崩 – так говорили, когда обрушивается гора. Не уверен, что многие монархи были достойны такого красивого слова – но здесь оно, мне кажется, подходит. Обрушилась скала, всегда высившаяся на наших горизонтах. Солнечные лучи больше не окрашивают оттенками розового её вечные снега. И пронизывающий ветер сразу стал злее и настойчивее. 


1


ВЛАДИМИР СПЕРАНТОВ, XIX

Светлая память Юрию Владимировичу!

Юрий Владимирович был всегда. И было понятное ощущение, что и будет всегда. Увы, уверенность не оправдалась: нет в мире вечного, и ЮВ больше нет с нами.

Я могу вспомнить ЮВ-учителя. Его монологи на уроках, из которых, конечно, сейчас вспоминаются не месторождения золота или японское экономическое чудо, а отступления - о пейзажах, чудесах архитектуры и литературы. Могу вспомнить ЮВ-директора, тогда казавшегося нам, школьникам, то чудаком-небожителем, то рачительным хозяином. 

Но сегодня хотел бы вспомнить ЮВ-начальника. Как к нему не идёт это слово! Не начальник вызывает в кабинет – наставник приглашает поговорить (иногда просто поговорить, без определенной цели, например, о Бродском или Шагале). Не начальник разбирает промахи и удачи твоих уроков – старший коллега радуется и огорчается вместе с тобой. 

Как, чем достигается авторитет начальника? Меньше всего званием и должностью. Доверием по умолчанию. Умением слушать. Умением спорить, не давя, проявляя величайшую деликатность и одновременно твёрдость. Умением пошутить и оценить чужую шутку. Умением убеждать, прекрасно зная слабые и сильные стороны собеседника. Делалось это так изящно и искусно, что никак нельзя было назвать манипуляцией. Готовностью всегда защитить своего учителя (как и своего ученика) от губительных внешних воздействий. Собственно, всё это и называется человечностью и интеллигентностью. 

А ещё – авторитет достижим при помощи ораторского мастерства. И определённого актёрства, а лучше – артистизма. Очень человеческого артистизма. Никогда не было в ЮВ начальственной позы, высокомерия, как и не было желания понравиться. ЮВ любил театр – и нередко играл и в жизни, потому и знал эффект паузы и вовремя нарушенного молчания. ЮВ умел создать четвертую стену и мастерски разрушить её.

И то, что подчас казалось слегка наигранным пафосом, оказалось через многие годы правдой. Спасибо Вам, Юрий Владимирович! Я был невнимательным учеником, но исподволь Вы научили меня очень многому. Тому, чему нет места ни в одном разделе методики. 


ЕЛИЗАВЕТА ОСЕТИНСКАЯ, XIX

37 лет назад я случайно услышала, как наши с подружкой родители обсуждали, в какую школу отдать девочек. Тетя Таня сказала: ходят слухи, что директор 43-й собирается на пенсию. А без него все будет «не то». После этого разговора Юрий Владимирович Завельский проработал в 43 школе, если не ошибаюсь, ещё 34 года.

Он строил свой мир. Мир толерантности, культуры, науки. Он пел, снимал кино, устраивал праздники, капустники и школьный театр, строил новый корпус, создавал гимназию, входящую в десятку лучших в стране. День 19-го века, день Серебряного века, «Юркина Квартира», стихи, «река По течёт на севере Италии», «Дети, не бегите впереди паровоза, а паровоз - это я!» - мы все помним! Как и то, что всегда, в любом конфликте, вы были на нашей, детской стороне.

Бог знает, скольким людям ЮВ помог в жизни, даже не задумываясь об этом. Как предметник он был географ, читал экономическую географию. Читал он великолепно. В силу скудоумия и отсутствия интернета, в 92-93 гг. я была уверена, что именно экономическая география и есть экономика, и когда меня настигла полная неопределённость с выбором профессии, решила поступать на Экономфак. 4 тетрадки лекций ЮВ и две ночи – вот и все, что я могла противопоставить вступительному экзамену по экономгеографии от кафедры Натальи Васильевны Зубаревич. Но Завельский был достаточно крут и для штурма МГУ.

Несмотря на трагический повод - ведь я пишу о смерти - это светлый день. Ведь тысячи людей по всему миру сегодня вспоминают Вас, Юрий Владимирович, с огромной благодарностью. Вы прожили большую, красивую полную ценности жизнь. Мы, Ваши ученики, постараемся, чтобы вам было за нас по крайней мере, не стыдно. 


1
1

Впервые не в роли директора гимназии. 1 сентября 2018 года.


АЛЕКСАНДРА ВАРАКИНА, XXXI

В субботу 8 мая на 94-ом году ушёл из жизни Юрий Владимирович Завельский, директор гимназии 1543... По такой утрате даже природа плакала весь день безутешными слезами!

Гимназия, которую «построил» Юрий Владимирович, для меня не просто школа, а самый приятный и важный этап, который дал мне прочный фундамент на всю жизнь, сформировал взгляды и моральные принципы, научил учиться, искать, не сдаваться, критически мыслить, дружить, любить, творить и верить! 

Юрий Владимирович за свою долгую жизнь создал нечто большее, чем школу с замечательным конкурентным образованием, он помог выпустить в мир тысячи вдохновленных, творческих, неравнодушных, одаренных душ, объединённых общей идеей. Мне трудно подобрать слова, чтобы описать ее, но это что-то похожее на любовь к Родине, дому, семье, на чувство благодарности жизни, и уверенности в ней. Он собрал вокруг себя вдохновленных, неординарных, мудрых учителей. Он создал ДОМ, в котором уважают индивидуальность, поощряют нестандартную точку зрения, ДОМ, в который каждый стремится и может прийти даже спустя много лет и найти понимание и совет. 

Я, как и многие выпускники, с самого детства знаю, куда я хочу отдать учиться своего ребенка и надеюсь, что к тому времени гимназии и ее учителям удастся сохранить все то прекрасное, что я так бережно храню в своих воспоминаниях о любимой школе!

Спасибо вам, Юрий Владимирович, за счастливое детство, за заботу и участие к своим «птенцам», за тот великий вклад, который вы сделали в образование и страну! Светлая память!


АЛИНА ЧЕРНОВА, XXXIII

Cколько же нас таких, тех кто пришел проститься с Юрием Владимировичем, и тех, кто не смог, но мысленно был с нами, людей из разных поколений, из десятков параллелей, живущих по всему миру, людей из 1543.

В этом году я много думаю про школу, моему сыну в сентябре идти в первый класс, и я больше всего боюсь, что ему не будет в школе так хорошо, как было мне. Мир нашей школы создал Юрий Владимирович, благодаря своей мудрости, таланту, терпению, вере в людей, умению видеть неординарных людей и способности подружить их под одной крышей. Он ставил такую высокую планку интеллигентности, интеллекта, уровня культуры, честности и чести, что мы несем все самое лучшее, полученное в школе уже много лет.

У нас, к сожалению, c Юрием Владимировичем был всего один разговор, когда я поступала в школу. Потом, как мне казалось, чтобы с ним общаться нужно быть либо выдающимся учеником в плане таланта, либо выдающимся в плане раздолбайства или плохой успеваемости, чтобы тебя обсуждали на педсоветах. Я в эти категории не входила.

При поступлении в школу я получила заслуженную 2 по геометрии у Бориса Петровича Гейдмана, и мы пришли в кабинет к Юрию Владимировичу с Сергеем Менделевичем Глаголевым, где он убеждал Директора, что меня стоит взять в школу, что я выучу за лето геометрию и стану достойным учеником гимназии. Я не помню, что сказал ЮВ, но он мне поверил. В конце августа я сдала геометрию.

Мне очень сложно что-то писать, страшно написать какой-то штамп. ЮВ ненавидел штампы и казенщину. На бесконечных речах по школьным праздникам, он всегда говорил что-то мудрое и настоящее. На наш последний звонок сказал, что юность олицетворяет 2 вещи: надежда и мечта, спустя 10 лет я поняла, как это точно.

Невероятный человек, переживший войну, работавший в сельской украинской школе в 50-е, основавший свою школу в 1975 году, он был ее директором до своих 90 лет, непоколебимый в своих принципах. В гимназию могли попасть только те, кто честно прошел отбор. Исключения не делались ни для высокопоставленных людей, ни для детей учителей.

Юрий Владимирович, спасибо вам за 1543! Очень надеюсь, что ваше дело будет жить очень долго.


АНТОНИНА ЗИКЕЕВА, XXV

Отпустили сегодня Юрия Владимировича Завельского

И знаете, вот в эти последние два часа никак не могли с ним наговориться. Сначала, как это и бывало при жизни, сердце замирает, не решаешься слово сказать, а потом не замечаешь, как время пробежало. 

Удивили дети. Сегодняшние 11классники один из своих последних дней в школе провели вот так – на прощании в траурном зале. Было видно, что для многих из них это первый опыт потери и сразу же такого значимого в их жизни человека. Но что-то невероятное все же происходит в стенах нашей школы все эти 45 лет, если вырастают такие дети, умеющие так чувствовать и так говорить. И это, безусловно, от вас, Юрий Владимирович. 

А ещё очень было важно ощутить единство нас всех, мы подхватывали друг друга как давно сыгранный оркестр. А для этого, конечно, нужно не только уметь говорить, но и уметь слушать, понимать, когда пора передать слово другому. 

И я очень благодарна семье Юрия Владимировича. В такой тяжелый для них день они дали нам возможность вновь, как это и было всю жизнь, оттянуть внимание Юрия Владимировича на школу, на нас. 

А теперь начинается безвременье легенды…


СЕМЕН БАШКИРОВ, XLIII

Юрий Владимирович Завельский с нуля выстроил одну из лучших школ Москвы – гимназию, в которой царит такая атмосфера счастья, уважения и взаимопонимания, что избитая фраза «школа – второй дом» здесь действительно приобретает значение. 

Юрий Владимирович был настоящим Учителем – поддерживающим, мудрым, умеющим прощать и наставлять. В воспитании большинства учеников школы его мечты он сыграл главную роль – сразу после родителей. Он умел одной фразой поднять настроение, придать сил учиться и развиваться. Он заряжал энергией так, что хватает на жизнь и после выпуска из 1543. 

В 2017 году мы с одноклассниками поздравляли Юрия Владимировича с его 90-летием. Мы желали здоровья и радости, благодарили за то, что он для нас сделал и продолжает делать. А он в ответ обратился к нам. Сказал, что это он должен нам говорить «спасибо» и каждому пожелал чего-то своего. Дал один важный совет: главное в этой жизни – не терять себя, как бы трудно это ни было. 

Спасибо, Юрий Владимирович. Стараемся.

Вечная вам память!

P. S. На фото Юрий Владимирович отпускает меня во взрослую жизнь


ЕЛИЗАВЕТА СТАРИЧЕНКОВА, XLI

Мне кажется, Юрий Владимирович был одновременно и очень несовременным человеком, и очень современным. Несовременность внешняя: отсутствие у него мобильника, отсутствие тяги к путешествиям в другие страны и к отпуску вообще. Конечно, он был человеком, родившемся в начале прошлого века, что тут говорить. Но то, как он видел профессию учителя и отношения между ребёнком и взрослым - будь то учитель и ученик или родитель и ребёнок, - это то, о чем не так давно все кругом начали говорить. О том, как важно строить отношения с ребёнком, дружить с ним, уважать его. Об этике. Попросту о человеческих отношениях, которым так много в гимназии всегда уделялось внимания, помимо учёбы и знаний.

Это даже не современные вещи, а вневременные. Но только сейчас, и то не везде, начали говорить о важности этики, в том числе, среди учителей. А для Ю.В. важность этичности отношений между людьми была очевидна. Для того, чтобы все было в порядке везде: в учительском коллективе, в учебном процессе и т.д. Человеческие отношения - основа всего. И об этом много было сказано в стенах школы. А Ю.В. - лучший пример этичного педагога, этичного человека.

А ещё про талант, талант видеть любого человека хорошим. Хорошим человеком, который может совершать как хорошие, так и плохие поступки. Талант смотреть на человека отдельно от его поступков. Я не задумывалась об этом качестве Ю.В. раньше. Это, наверное, самое главное качество, которое хотелось бы мне в себе воспитать, и очень нужное человечеству в целом - любить людей вокруг в любой ситуации.


АНДРЕЙ ЗЛОБИН, II

Трудно подобрать слова. Почти полвека прошло с момента нашего знакомства, когда в 1975 году директор принял меня в новую школу. Почти полвека чувствовал тепло души этого замечательного человека, который дал мне путевку в большую жизнь. Все эти годы знал, что на юго-западе столицы есть родные школьные стены, в которых работает большой гуманист, настоящий пассионарий, классик педагогики — Юрий Владимирович Завельский. Исходивший от него свет я ощущал всегда и на любом расстоянии. Это свет знаний, творческого поиска, стремления к прекрасному, свет огромной любви к людям, своим ученикам, коллегам. Не хочу верить в неизбежное и не верю. Юрий Владимирович научил понимать вечное и поэтому он всегда будет с нами.

 Памяти Юрия Владимировича Завельского

Отголоском у вечности флейты далекие звуки.
Зазвучал перед школой густой проникающий бас.
В этом храме добра и великой российской науки
Огонек от свечи не погас, не погас, не погас.

Майской ночью роса опустилась, кулич освящая.
Запах хлеба — Победы и жизни великий итог.
Имя Юрий от клятвы до зерен любимого края.
Возвращенье и дома родного знакомый порог…

В знак любви снова подняты в классе все руки.
Горделивой осанки простая и мудрая стать…
В этом храме добра и великой российской науки
Время каждому личный урок наизусть отвечать.

Благодарность учителю новым прозрением веет. 
Свежей зеленью пышет под солнцем чарующий май.
Распахнулась душа и дыханием звездным согреет.
Не забудь, постоянно его вспоминай, вспоминай.

Отголоском у вечности флейты далекие звуки.
Каждым миг, проведенный с учителем, строчкою стал.
В этом храме добра и великой российской науки
Сердца стук не пропал, не пропал, не пропал…

 

На фото: Таким я запомнил Юрия Владимировича после нашей встречи 15 июня 2016 года на премьере фильма «Школа его мечты» 


МАША МАЛИНСКАЯ, XXXII

Умер Юрий Владимирович Завельский, создатель нашей школы. Спасибо и светлая память! Без него бы не было очень большой части моей жизни.


ТАТЬЯНА НЕМИРОВСКАЯ, XXXII

Ушел создатель нашей Вселенной


ЭЛИНА ГАЛЕЕВА, XXIV

Осиротели! Вечная память! Светлый сильный человек! 


ИРИНА ЩЕПОЧКИНА, XXI

Такая долгая жизнь.. так много хороших дел. Какое счастье что мы все его знали.


АННА БОГДАНОВА, XXIV

Нас очень и очень много, кто будет долго помнить и дорожить каждым услышанным от него словом


ЛЮДМИЛА БАЛАШОВА, XIII

Как-то солнечным весенним днем пару лет назад уже после его ухода с поста директора встретила Юрия Владимировича, сидящего на лавочке на бульваре у школы. Он просто сидел, подставляя лицо весеннему солнышку, а вокруг играли дети, ворковали голуби и это было похоже на рай. Я подошла, поздоровалась и Юрий Владимирович, жмурясь на солнце, сказал мне: «Наслаждайтесь…».

Юрий Владимирович, не сомневаюсь, там, где Вы сейчас так же светит солнце, воркуют голуби и играют дети. И смерти нет.


АРТЕМ САВЕНКОВ, XIX

До встречи, Юрий Владимирович


ТАЯ СВЕТИКОВА, XXXIII

“Главное в жизни - любовь и ошибки» - одна из любимых цитат из его интервью.

Спасибо за 1543, Юрий Владимирович!

Не обязательно быть религиозным человеком, чтобы чувствовать, что смерть - это не про Вас, что Вы действительно останетесь навсегда.



1

90-летие Юрия Владимировича


АЛЕКСАНДРА БАССЕЛЬ, XXXIII, учитель литературы

Школьные учителя не любят определения, начинающиеся с «это когда», и я не исключение. Но внутри меня уже несколько дней зреет такая формулировка: возраст – это когда несешь в себе память об ушедшем. И кажется, вчера мы все стали старше.

Когда я выходила из зала прощания, поняла, что образ Юрия Владимировича в те самые минуты обретал идеальную законченность и завершенность. Любая легенда, чтобы оформиться окончательно, должна перестать существовать в плоти и крови. Миф об истоках 1543 и ее демиурге наконец стал цельным, потому что оказался исторически завершен.

Я с религиозной истовостью верую, что воздействие мифологии на будущее, во-первых, созидательно, а во-вторых, непрерывно. И даже не просто непрерывно, а имеет накопительный эффект. Чем больше времени будет проходить, тем бОльшую опору нам будет давать миф о Завельском.

*  *  *

Как и все выпускники 1543, я знала легенды о том, как Юрий Владимирович принимает на работу. О том, что на собеседовании он говорит с кандидатом о литературе, театре, музыке, живописи. И поэтому после того, как меня пригласили на встречу к ЮВ устраиваться учителем, я волей-неволей несколько дней серьезно обдумывала ответы на всевозможные вопросы, проигрывая в уме беседу на тот или иной лад.

Морально подготовившись к многочасовому интеллектуальному сканированию вдоль и поперек, я вхожу к Юрию Владимировичу. Он внимательно смотрит на меня, приглашает сесть. Я опускаюсь на стул, с волнением предвкушая разговоры о Качалове и Толстом. И тут Юрий Владимирович с ласковой улыбкой говорит: «Лапонька, ты правда хочешь стать учителем?» Это был единственный вопрос, из которого состояло мое собеседование.

И, конечно, это тоже один из уроков. ЮВ невозможно было предугадать и просчитать. Не существовало шаблонов, по которым он действовал.

И - да, Юрий Владимирович, я правда хочу.

1


ТАТЬЯНА ШУСТИЛОВА, XXXIII, учитель английского языка

Это было ровно шесть лет назад. У входа в школу толпились четвероклассники, пришедшие на вступительный экзамен по русскому языку. Был такой же теплый солнечный майский день, как и день прощания с Юрием Владимировичем.

Дети начали заходить, а я стояла в фойе и ждала, когда рядом со мной соберётся тридцать человек, с которыми мне предстоит провести ближайшие полтора экзаменационных часа. А с кем-то из них - ближайшие три года. А ещё с кем-то - ближайшие пять лет. Ждала, «как ждёт любовник молодой минуты верного свиданья». И вглядывалась в лица детей, среди которых кто-то уж точно будет учиться в моем классе - в первом МОЕМ классе. Помню этот трепет и это предвкушение большого счастья.

Вчера школа простилось с человеком, которому я обязана этим счастьем. И этим трепетом. 

Юрий Владимирович Завельский собрал вокруг себя людей, которые учили меня, с которыми я потом работала, на которых пыталась равняться, когда стала классным руководителем. Вместе с ними он творил школу, как творит драматург и режиссёр, композитор и дирижёр, вкладывая в своё творение всего себя - свой интеллект, харизму, голос, мимику, жесты, интонацию, взгляд, переживания, наблюдения, сомнения. Всего себя - без остатка. И, оказавшись в его школе, ты вольно или невольно приучался жить так - вкладывать в эту жизнь всего себя. Без остатка. Не позволять какой-то части себя отмереть и отвалиться за ненадобностью. 

Вне 1543 так жить сложно: у меня не получилось. В 1543 так жить тоже сложно. Потому, что не получается иначе. Здесь тебя подхватывает поток, и ты неожиданно для себя находишь ресурсы на все одновременно. На создание собственных материалов к урокам. На чтение книг в поисках того, что можно было бы поставить с детьми на школьной сцене. На организацию поездок с классом. На репетицию учительских капустников. На походы в театры и музеи. На общение с учениками, коллегами, родителями учеников в школе и за ее пределами.

В конце первого года моей работы в школе Юрий Владимирович вызвал меня в свой кабинет и сказал, что хочет доверить мне классное руководство. Я знала, что значит быть классным руководителем в 1543. Я думала об этой роли со священным трепетом, настраивала себя на то, что когда-нибудь, в обозримом будущем, после окончания аспирантуры - вот тогда осмелюсь и дерзну (но в тайне от самой себя надеялась, что это произойдёт скорее). Юрий Владимирович сказал, что нужно здесь и сейчас. Потому что, побывав на моем открытом уроке, он понял, что это мое, что я смогу. 

Это было слово педагога, меткое, весомое, всесильное. Так похвалить и направить умел только Юрий Владимирович. Такие моменты память удерживала в мельчайших подробностях: ни одного лишнего слова, медленные величественные жесты и паузы, паузы, паузы, по-мхатовский наполненные, оставляющие пространство для осознания и осмысления. В воспоминании об этих моментах удавалось в течение многих лет черпать силы и веру в себя.

Впервые я удостоилась похвалы Юрия Владимировича, когда мне было одиннадцать лет. Был такой же теплый и солнечный майский день. Он пришёл к нам на урок литературы, и ему понравилось, как я читала «О, весна без конца и без краю» А. Блока. Маленькая неуверенная в себе девочка, доверившись музыке стихотворения, произносила: «Узнаю тебя жизнь, принимаю». Услышав и похвалив ее, Юрий Владимирович дал ей почувствовать, что жизнь узнаёт и принимает ее.

Юрий Владимирович, спасибо Вам. Спасибо за счастье быть Вашей ученицей и за счастье быть учителем. Ведь жизнь школьного учителя... нет, не так. Жизнь в том образе школьного учителя, который Вы создавали и являли нам, который постепенно становился частью нас, - это бесконечная и бескрайняя весна.

1
1
1

1 сентября 2015 года, открытие нового корпуса, 40 лет с дня открытия 43 школы


АРТЕМИЙ СТРЕЛЕЦКИЙ, XXXIII

Когда играет оркестр, единственный музыкант, инструмент которого не слышно, это дирижер. Дирижерская палочка не издает звуков. И вместе с тем именно благодаря дирижеру мы слышим игру оркестра.

Юрий Владимирович был нашим дирижером. Он позволял школьному оркестру звучать. Наверное, не каждый ученик, а может и не каждый учитель может похвастаться тем, что был близко знаком с директором. И вместе с тем нет для всех нас человека знакомее, роднее, значимее, чем Юрий Владимирович. Он был не неприметен, нет, но по-волшебному неуловим, и присутствие его становилось заметнее там и тогда, где он чувствовал разлад в игре оркестра. Помню, когда я нечаянно вынес дверное стекло мусорным баком в 11 классе, я был в тайне счастлив, что мне предстоит встреча с директором.

Чему он учил нас? В отличие от других учителей, он никогда не был требователен ни к нашим знаниям, ни к нашему поведению. Думаю, по большому счету, Юрий Владимирович учил нас только одному - человечности. Наверное потому, что человечен был прежде всего он сам. И каждый, кто общался с ним, мог это почувствовать.

Он был романтиком. Но нет, кажется, ничего более чуждого его образу, чем образ отрешенного от мира романтического героя. Его романтизм был осознанным и здешним. И он свидетельствовал о своем романтизме, как апостол свидетельствует о вере, на основании не идеала, но личного опыта. Этот опыт он пытался передать и нам.

Он был современен. "В министерстве меня считают анахронизмом", - говорил он полугорюя, полушутя, но в действительности он был самым живым, самым энергичным, самым современным из всех. И все, что он говорил нам - неважно на какую тему - во всем он в конечном итоге оказывался прав.

Говорят, он был вечным. Думаю, для таких сущностей, как вечность, космос, Бог он всегда был своим. Но как же мы, Юрий Владимирович? Как же теперь мы? Осознать, что все это было только репетицией, что Вы с самого начала готовили нас к тому, чтобы мы научились справляться сами, без Вашей волшебной палочки, осознать это не получается.

У нас остался тот удивительный человеческий опыт, которому мы оказались сопричастны, и Ваша улыбка.

1


ВЕРОНИКА МАТЮХИНА, учитель литературы

Как-то даже неловко признаться, но я уже в старшей школе очень хотела стать учителем. Учителем словесности. Поступала в педагогический целенаправленно. Мне тогда казалось, что я знаю, что является главным в жизни и чему хочу научить детей. 

В студенчестве уровень романтизации этой профессии в моём воображении начал падать. На пятом курсе (вместо практики) я устроилась в школу, и моя вера в ценности, педагогические идеалы начала гаснуть, а не воспламеняться с новой силой. Да, я знала, какие цели ставлю перед собой, но не понимала, как же мне их достигнуть в этом мертвом море равнодушия, в котором оказалась в связи с некоторыми обстоятельствами. 

Однажды мне рассказали, что один замечательный директор Завельский ищет преподавателя - можно прислать резюме. Я помню, как мне позвонил Юрий Владимирович и пригласил к себе. 

Приняв меня в свою удивительную школу и чудесный, неравнодушный и талантливый коллектив, он не только стал первым человеком, который относился ко мне лучше, чем я есть, он не только воспитывал (и продолжает воспитывать) во мне чувство собственного достоинства и свободы, он дал волю моему внутреннему романтику, он подарил мне, вернул веру в себя и мои педагогические идеалы.

Вспоминаю, как Юрий Владимирович брал меня на работу: и подумать не могла, что вместо собеседования может быть разговор об искусстве, о моих интересах. Я писала диплом по Чехову - ЮВ рассказывал о своём общении с Книппер-Чеховой... Радовался моим увлечениям, обсуждал публикации. Поразивший меня более всего вопрос звучал так: "А что тебе больше всего не нравится из литературы?". Я назвала романы Гончарова, на что Юрий Владимирович рассказал о последних днях Корнея Чуковского, который просил читать ему вслух. Никогда Корней Иванович ранее не открывал "Обломова", и вот, слушая несколько дней, попросил остановиться, он и ведь и так знал, что "роман скучный". Юрий Владимирович смеялся вместе со мной. 

Я счастлива, что это было, нет, есть в моей жизни. Я счастлива, что застала то время, когда прекраснейший директор ходит на твои уроки, говорит с тобой о том, что тебе интересно, и может, проходя мимо твоего кабинета и глядя на портрет Паустовского, изящно рассказать историю знакомства с Константином Георгиевичем. 

Когда мы приезжали к Юрию Владимировичу в последний раз, он говорил, что любит нас.

Я Вас тоже очень люблю, Юрий Владимирович.

1

АЛЕНА МЕЛЬНИК, XLVII, 10 класс "Б"

Юрий Владимирович был необычайным директором и, по словам его учеников, необычайным педагогом. И великим человеком. Я тоже помню, как он всегда ходил по первому этажу и улыбался, здоровался с каждым из нас. Но больше всего меня всегда удивляло то, что он помнил имя каждого из нас. Нас, учеников школы, было около 700 человек, а если добавить к этому тех учеников, которые уже выпустились... Он знал о каждом. Помнил, как зовут каждого. Это ли не показатель полной вовлеченности в свое дело и любви к нему? Полная, совершенная отдача. Большая редкость!

В жизни случаются разные ситуации: грустные и веселые, неожиданные и немного страшные. Один раз я попала в такую ситуацию. Я сидела и разговаривала с незнакомой мне женщиной. Она спросила, где я учусь, и я ответила, что в 1543. Было очень интересно наблюдать за выражением ее лица, сразу же поменявшимся на удивленно-восхищенное. Она не училась в гимназии, но знала о ней и начала меня подробно расспрашивать о нашей школе, о профильных классах, об учебе. Она спросила, застала ли я Завельского? И, когда я ответила, что застала, сказала, что мне очень повезло. Сказала, что я, наверное, порядочный и хороший человек, поскольку учусь в нашей школе. Честно, в этот момент я почувствовала гордость за то место, где я учусь, и бесконечную радость из-за того, как мне повезло.

Наша гимназия, построенная Юрием Владимировичем, всегда будет очень много для меня значить. Ценности нашей школы всегда будут для меня главными жизненными ориентирами, и я всегда буду к ним и к этому месту возвращаться.

И еще, я буду бесконечно благодарна своим родителям за то, что они отдали меня в 1543. И Юрию Владимировичу за то, что принял в эту семью. Спасибо.